Все страшные истории > Художественные рассказы > Забывчивость

Забывчивость

20.10.2015  Тема истории: Художественные рассказы Просмотров: 8

девушка в шапке зима

Проснувшись, я поймала будильник. Он уже собрался побить меня по голове своими воплями. Кольца визгливо царапнули карниз, и в просторной комнате появилась живая белая картина. Отчего комната стала ещё просторнее. За её ледяным витражом прыгал невесомый снег, казалось, он искал землю.



А я искала пакет с балетками. Не нашла и с горя позавтракала тортиком, бисквит которого был щедро пропитан вишнёвым сиропом. Запила всё это яблочным соком и мигом очутилась в пустынном дворе. Чтобы от моего дома добраться до училища, достаточно не закрывать глаза, когда выходишь из подъезда. А глаза слипаются, потому что я не выспалась. К счастью, мне можно не смотреть. Я уже второй год прокладываю священный путь к знанию, и ноги сами принесут меня к месту, без визуальной помощи.

В фойе я доверила пальто гардеробщице и открыла сумку, чтобы достать из неё сменную обувь. В училище необязательно переодеваться, но мне неудобно ходить часами по тёплому помещению в зимних сапогах. Я вспомнила, что не взяла пакет с балетками, потому что потеряла. Но пакет с балетками упрямо лежал в сумке, потому что я вчерашним вечером его туда положила и забыла об этом. Что делать? Пришлось надевать.

Первые две пары наша группа арендовала одну и ту же аудиторию. На третью пару надо было путешествовать в другой конец здания. Преподаватель объявил начало семинара, и я вспомнила, что забыла выложить доклад на стол. Оказалось, что я ещё забыла прихватить с собой сумку, выходя из кабинета, где три часа решала матричные уравнения. Неловко получилось. Пришлось десять минут потратить на беготню. Оставшиеся две пары минули, как две недели. Очень неудачное сравнение. Недели мигают быстро, а пары медленно. Волшебство какое-то.

Запад съел солнце. Небо сначала покраснело от злости, потом позеленело от холода, потом покрылось трупными пятнами и исчезло, перестав загораживать собой бесконечный для нас космос. А мне надо дать задание желудку и ехать на работу. Я пошла в соответствующее заведение. Прямо в балетках. По традиции, я забыла их переодеть. Мой дом, училище и закусочная почти касались друг друга, поэтому моя забывчивость несильно мне повредила.

Сев за столик, я с аппетитом ела мужчину взглядом. Он мне был чересчур знаком. Но я его точно видела в первый раз, иначе забыла бы его, как балетки, и жевала бы себе сендвич, не отвлекаясь. Объект поперхнулся. Пошевелил сметанными усами, как таракан. Выбросил большую часть данара в урну и исчез. Тогда я опомнилась, но кофе остыл. Увидев сверкающий циферблат на ручных часиках, я тоже исчезла. А через три минуты нарисовалась в своей комнате. Несчастные балетки отправились на батарею. Сумку я набила теми тетрадями, которые понадобятся мне завтра и кинула пузатую на покой, под стол. Чернокожие сапоги с мягкой внутренностью крепко обняли мои ноги. Так крепко, что долгожданному морозу, решившему посетить нас вечерком, не удалось покусать мне пятки, хотя я и стою на остановке автобуса полчаса.

Утрамбовываю грязный снег. Наблюдаю за мерзко-жёлтым, от фонарей, Ленинским проспектом. Жду горячо любимый четыреста седьмой автобус среди пяти шестнадцатиэтажных стеклянных гор, кстати, самых высоких в районе. Стадо крупного и мелкого (рогатого скота?) колёсного авто, либо блеюще, то есть гудяще проносится по проспекту, либо создаёт давку. А толстых слонов, то есть автобусов, нет даже на горизонте. Рой людей летает по тротуару, то ли для того, чтобы кого-то ужалить, но скорее всего, потому что их уже ужалили.

Несмотря на такое оживление, остановка пустует, если не считать двух дам и одного господина. Одна из дам — это я, другая — скамейка, а господин, как вы уже догадались, тот самый мороз, который пытался меня укусить, теперь же он спрятался за углом. А скамейка довольно юная особа, даже моложе меня. Беленькая краска совсем свеженькая, так и зовёт присесть. Нет, уважаемая, благодарствую от души за вашу заботу, но я лучше буду мерять по три метра, сначала в одну сторону, потом в другую, так теплее. Знаю, только сяду, а мороз рядом устроится, поправляя очки на красном носу: «У вас подклад натуральный или искусственный?». И не дожидаясь ответа, проверит всю одежду, мясо и кости. Одним словом, маньяк.

Ну, где же этот четыреста седьмой? Уже без четверти шесть вечера. Через десять минут мне надо быть в слободе Семёновской. Позвоню начальнице. Карманы свободны, значит, я забыла телефон. Какой неожиданный поворот, особенно для сегодняшнего дня. Может, мороз одолжит мне трубку? Этот хам уже залез под воротник, и ему плевать на мои проблемы. Стрелки на огромных часах администрации города единогласно приняли вертикальное положение. «Приятного отдыха» сказала бы я, подавая новенький серебристый ключик кому-нибудь из постояльцев, если бы была сейчас на работе. Я бы могла смотаться до дома за телефоном, но в это время, само собой, прибудет мой автобус. Попробую поймать такси, хоть мне, как нищему студенту, сие невыгодно. Но если я не пожертвую несколькими сотнями сейчас, то могу потерять работу.

Фары бесили глаза. Никто не останавливался. Количество машин почему-то заметно уменьшилось. И не одного автобуса в течении часа. Очень странно для центра и людей почти не стало. Такое неестественное спокойствие напрягает. Я, как это заведено, стояла с вытянутой правой рукой. Не знаю отчего, у меня перед глазами сгустился чёрный дым. Я почувствовала слабость, при этом тело полегчало и куда-то проваливалось. Проваливалось какими-то рывками. Полёт сменяла остановка в две секунды. В груди щекотало мягкими когтями. Движение замедлилось и направилось в противную сторону, то есть вверх. И снова с резкими паузами. От такого резонанса накрыла тошнота. Дым распался, но почему-то темно. Я забыла открыть глаза. Может, это и хорошо.

Сквозь кожу ударил свет автомобиля. Что-то с чудовищной силой врезалось мне в живот. Так, что меня отбросило. Конечно, это носитель фар. В следующую секунду я подумала, что потеряла сознание. Глушила непроходимая тишина, и я не ощущала боли, которая должна была активно присутствовать после такого поцелуя. Но мысль о потере сознания тут же была послана на родину, вряд ли человек в отключке может испытывать дикий озноб. Я открыла глаза. Дорога чиста, от горизонта до горизонта ни техники, ни души. Никакой боли, наверно, всё показалось. И тут я осознаю, что ничего не помню. Всё вроде знакомое, но чужое. Одним словом, дежавю. И зачем я здесь? Да ещё так поздно. Меньший железный указатель на круглых механических часах уткнулся в двойку, а больший указатель закрыл двенадцатое число.

Город спит. Жутко холодно. Мороз пересчитал мне кости, убедился, что их у меня ровно столько, сколько нужно, и, ничего лишнего не найдя, расслабился. Мои пальцы теперь такие же деревянные, как это старая скамейка с белой, облезлой краской. Что же я такое хотела, что пришла сюда среди ночи? Где мой дом? Надо прочитать название улицы. Может, это хоть что-нибудь прояснит. Очень знакомое место, но я, наверно, в чужом районе. Так, синяя табличка «Октябрьская улица». Хорошо, дальше что? Ну? Должно же щёлкнуть. Это не дежавю, а настоящая амнезия. «Хочу домой!» хрипло сотрясла я воздух, прыгая с одной ноги на другую. Шестнадцатиэтажка скребёт звёздную бездну. Вспомнила! Это единственное самое высокое здание в городе.

Я сунула руки в карманы и нашла сотовый телефон. Отлично! Правда, он скоро разрядится. Аппарат завибрировал, а на экране высветилось фото мужчины со сметанными усами. «Папа потерял!» осенило меня.

— Слушаю, — я приняла вызов.

— Наконец дозвонился. Где ты? Куда пропала? Почему отключила телефон? — Трубка трещала от крика.

— Не кричи. Я на Октябрьской улице.

— Что ты там делаешь? Живо домой! Я тебе устрою!

— Я не знаю, что я здесь делаю и где дом, тоже не знаю.

— Что ты несёшь? — Голос немного успокоился. — С тобой всё нормально?

— Вернее не помню, — поправилась я.

— Так, где конкретно ты находишься? Я приеду.

— Я на остановке. Напротив меня самое большое здание города. Здесь ещё часы-гиганты.

— Значит, возле администрации, — понял папа.

— Наверно.

— Я буду через пятнадцать минут. Никуда не уходи.

— Поторопись, я замёрзла.

Телефон вырубился. На холоде аккумулятор моментально гаснет. Я принялась бегом окружать фонарный столб и тереть ладонями внутри карманов, чтобы разогнать кровь. Дремавший на скамейке мороз взглянул на меня исподлобья, поверх очков. Его встревожила моя суета, он закинул одну ногу на вторую и приготовился повторно пересчитать мне кости, на случай, если я согреюсь. Пока я бегала, вспомнила, что вечером училась у репетитора по математике, а потом поехала домой. Дальше — провал, который, наверно, никогда не удастся заполнить.

Вымершую трассу воскресил приближающийся вороной «рено логан». Это папа. Я, как реактивная, влетела в машину. Обнаглевший мороз, потеряв очки, успел запрыгнуть следом за мной, но тут же растаял в тёплом салоне, скатившись мурашками по моей спине. Папа укрыл меня пледом, и мы ускорились в направлении ближайшего двора. Папа сказал, что там есть закусочная, в которой он вечером полдничал. Он взял мне горячий шоколад и молча наблюдал, как я опустошаю одноразовый сосуд. Видно было, что он не прочь изложить мне пару ласковых, но сдерживается, лишь нервно дёргает усами, как таракан. Бумажный стакан улетел в бак, а я разомлела и уснула. Во сне я всё ещё ждала какой-то автобус возле администрации. Я почему-то спешила на работу, хотя я не работаю, а учусь в институте и остановка там была другая, не как в реальности, а с новой скамейкой.

* * *

Денис с удовольствием гнал по ночному Ленинскому проспекту. Два часа ночи. Вся дорога только для него. Город видит десятый сон. Вдруг всего через тридцать метров фары выловили подающую сигнал «стоп» девушку прямо на проезжей части. Денис ехал со скоростью сто двадцать километров в час. Резко вдавил тормоз, но не успел. Машину тряхнуло от столкновения. Сердце упало. И откуда она только взялась?!

Денис, матерясь, вылез. Обошёл свою железную импортную лошадь. Целая. И вокруг никого нет. Крови нет. Никаких следов аварии. Денис проверил дорогу, прогулявшись сначала в одном направлении от машины, потом в обратном. Нет девушки. Исчезла. «Мда», — подумал парень, — «уже глюки атакуют. Доеду и сразу спать». Выкурил сигаретку. Успокоился и двинул дальше на всякий случай помедленнее.

Продолжение этой истории вы можете прочитать здесь.

Автор: Женя

Проголосуйте, пожалуйста, за историю, если она Вам понравилась:

Спасибо, что поддержали автора понравившейся Вам истории, нажав на иконку своей любимой соцсети. Если Вы знаете историю получше, обязательно присылайте ее нам (регистрация для этого не требуется).


Комментарии к страшной истории “Забывчивость”:

Пожалуйста, будьте вежливы, не ругайтесь.

  1. Гармония пишет:

    Очень неординарный стиль написания, понравилось. А вот концовка не понятна. Получается, что девушка умерла, но не осознала этого и придумывала себе свою реальность? Материлизовалась как призрак на ночной дороге? Или что вообще произошло на самом деле? Не хватает какой-то связующей ниточки.

  2. ираклий пишет:

    Женя вместе с вами я хорошо провел время на лекции,аж ностальгия замучила.Потом сильно промерз на морозе…аж нос покраснел от количества выпитых рюмок чая(для согрева) но вот долго не мог понять что такое балетки и с чем их едят…

  3. Дикая пишет:

    Возможно, девушка погибла в аварии. Возможно, девушка вовремя попала в другую реальность, похожую на нашу, и тем самым избежала смерти.

  4. ираклий пишет:

    Гармония
    связующая ниточка в названии рассказа.Женя сама забыла про что писала ))))
    тот мужик с тараканьими усами как я понял был ее отец,который чебурек не доел….а все остальное просто отмазка за опоздание домой перед отцом.Девушка провела романтическое свидание на Ленинском проспекте с Денисом и просто не нашла лучшего оправдания

  5. Гармония пишет:

    :) Мне тоже показалось, что сначала хотела одно написать, потом другое. И вышло то, что вышло. Но стиль и то, как преподносятся события, очень необычно и оригинально написаны.

  6. ираклий пишет:

    Гармония
    до сих пор от холода зубы дрожат))))

  7. ираклий пишет:

    что то про котов никто не пишет.Аж не интересно )))

  8. Natasha пишет:

    А их (котов) просто нет: ушли в другую реальность! За сметаной, наверное.

  9. Индиго пишет:

    История интересная, но соглашусь с Гармонией. Немного замято в конце. Очень много речевых оборотов, из — за которых местами сложно уловить суть предложения. В принципе, сюжет интересный, но следовало бы не торопиться и чуть доработать. Успехов!

  10. Солнечная пишет:

    Метафор много уж больно. А вообще — интересно, несомненно. Это, надо полагать, описано скитание по временным порталам, что повлекло за собой потерю ощущения реальности…

  11. Vela пишет:

    Согласна с Солнечной

  12. Коралина пишет:

    Я думаю,что описаны две параллельные реальности с одной и той же героиней.Если в одной реальности с ней случилось нечто страшное,как ДТП,да ещё и с очень плохим исходом,тогда её личность переносится на ПМЖ в другую реальность,менее травматичную.Матрица времени «переписывается» у всех задействованных персонажей обоих реальностей,появляется эффект дежавю.Или как-то так.Практически как в фильме «Осторожно,двери закрываются!» с Гвинет Пелтроу.Или как в конце сериала «Чернобыль.Зона отчуждения» — герой на данный момент находится в двух местах сразу…

  13. Vera v ludei пишет:

    Мне тоже понравился рассказ и его необычный стиль, а главное есть повод поразмыслить о том, что на самом деле случилось. Как будто сдвиг между параллельными реальностями.

Пожалуйста, прокомментируйте историю (без регистрации):

* - обязательные для заполнения поля.

** - чтобы ваша аватарка отображалась в комментариях здесь и на других сайтах, необходимо зарегистрироваться на сайте gravatar.com, указав при этом тот же e-mail, который вы указываете перед добавлением комментария. Подробнее читайте здесь.

Самые новые публикации в категории Художественные рассказы:

Топ-10 самых читаемых страшилок на нашем сайте:

 

Ваша личная история может быть опубликована на нашем сайте уже сегодня! Присылайте свою страшилку (регистрироваться не нужно), рекомендуйте ее друзьям и обсуждайте любимый рассказ с его автором!