Все страшные истории > Художественные рассказы > Тромб оторвался

Тромб оторвался

23.12.2015  Тема истории: Художественные рассказы Просмотров: 5

уход в другой мир

Когда мне перевалило за сорок, у меня образовался тромб. Левая нога надулась, и я был госпитализирован в терапию. Целую неделю я не расставался с кроватью, даже по нужде. За мной ухаживали санитары и медсёстры. Никто меня не навещал из близких, потому что таких не было.

Я лежал в четырёхместной палате с тремя ржавыми и пустыми койками. Мне хорошо думалось, больше всего потому, что на остальное отсутствовала возможность. Фрагменты молодости возникали передо мной, словно настоящее. Впервые я осознал свою беспомощность и скорую старость. Впрочем, я был настроен на абсолютное выздоровление. Безвкусная обстановка угнетала, поэтому ночью я чувствовал себя легче. В темноте ничего не видно и фантазия свободно переносила меня домой, к родителям, которых давно нет. А днём я с отвращением глядел в серый потолок или на грубо помазанные противной зелёной краской стены, ожидая вечера.



Утром, на восьмые сутки, мне разрешили передвигаться самостоятельно. Я отвлёкся от памяти, которая содержала меня своим многолетним богатством, пока я пополнял её сундуки собственным скучным существованием.

Минув подвальный переход, я попал в высотное здание, которое вмещало в себя много офисов и бутиков. Они мне были без надобности. Я поехал в лифте до восемнадцатого этажа. Там находилось кафе, в котором часто обедали наши врачи и их пациенты, то есть я. Ещё это кафе было знаменито великолепной смотровой площадкой.

Я взял сок и пиццу с ананасом. Сел за приятный столик возле сплошного окна и медленно насыщался, любуясь родным городом. Особенно его южной частью. Там ещё не поставили шедевров современной архитектуры, и сталинский ампир не добрался до этого района, поэтому он походил на пряничный остров. Моя мама выпекала на Рождество сладкий замок и домики с леденцовыми окнами. Я помещал в них горящие свечи и выключал свет в комнате.

Это было волшебно. Казалось, что сейчас откроется шоколадная дверца и оттуда выйдет какой-нибудь лилипутик. Но никто не выходил. Теперь же я наблюдал внизу толпы лилипутиков, которые сновали по сухим, чистым и грязным, широким и узким улицам, вдыхая майские благовонья.

Я оказался единственным человеком в зале, который пришёл сюда из больницы, и отличался от других внешне. Все были при параде, а я сидел чуть ли не в пижаме, поэтому привлекал к себе неожиданные взгляды.

Потом я заметил две фигуры за другим столиком. Женщину я узнал. Она мне ставила капельницы. А паренёк-подросток был мне неизвестен и я не видел его лица, потому что он расположился ко мне спиной. Но, совершенно точно, этот парень проходил лечение, потому что выглядел так же, как и я. По-домашнему. Я захотел пообщаться с ним.

На моё счастье, женщина засобиралась, и я направился к пареньку. Я уже знал, как его зовут, потому что успел услышать, как женщина попрощалась с ним, сказав: «До завтра, Вань».

Я, не спросив разрешения, занял место женщины и вместо того, чтобы завязать разговор, разучился поворачивать язык. Когда я увидел лицо парня, то понял, что это не парень, а девушка. Она была очень похожа на парня-подростка со стороны. Свободная рубаха в красную клетку, широкие потёртые джинсы и кожаные сандали. Короткостриженые тёмно-каштановые волосы с бесом. Но больше всего меня поразило не это, а её лицо. Оно было нездорового зелёного-фиолетового цвета и обезображено хаотичными штопанными дорожками, которые зарубцевались. Самая длинная дорожка тянулась от левого уголка тонких губ до виска, почти заезжая в серый глаз. Природа изначально пожалела для этой девушки красоты, а шрамы делали её просто страшной.

Девушка, видя мою растерянность, улыбнулась, по-доброму так. Я стал отходить от шока и вспомнил про то, что женщина назвала её Ваней.

— Почему она назвала вас Ваней? — Так и выпалил я.

В её правом ухе торчал слуховой аппарат. Она ответила на мой вопрос жестами, которых я не понимал, потому что мне ещё не доводилось сталкиваться с немыми. Я извинился. Тогда девушка достала из кармана блокнот и карандаш.

Я обратил внимание на то, что она использовала только одну руку для того, чтобы показывать мне знаки. Когда она полезла за блокнотом, то случайно вытащила вторую, правую руку из-за стола, и я увидел, что на ней нет четырёх пальцев. В тот момент я позавидовал себе.

На бумажке она написала, что Ваня это неполная форма имени Иоанна. Я тоже представился. Ваня вызвалась научить меня языку жестов, и я с удовольствием согласился. Жить в больнице стало веселее.
Мы с Ваней часто поднимались в кафе, либо спускались в библиотеку. А в хорошие тёплые дни мы гуляли по скверу. Променад позволялся с утра до обеда и вечером, после тихого часа.

После процедур я, как обычно, заскочил в палату к Ване. Она уже была готова. Я проснулся слишком рано в тот день. Земля всё ближе танцевала по направлению к солнцу, сокращая ночь и прибавляя силы. Мы бродили по липовой аллее и присаживались на новые и удобные скамейки.

Когда мы в очередной раз остановились на одной такой скамейке, Ваня рассказала, вернее, показала то, что с ней произошло, и почему она попала в больницу. Раньше мы избегали бесед на тему наших болячек и проблем. Это может быть странно, но мы как-то забыли о них. А тогда представилась продолжительная пауза и я не нашёл ничего лучшего, чем заполнить её историями из личной жизни. Знаки, которые Ваня строила пальцами ещё туговато, но уже точно трансформировались в слова, а мой мысленный голос озвучивал их и составлял предложения, формируя интересный сюжет, в который трудно верится.

«Мы с моим женихом Аланом собрались встретить Новый год в своей новой квартире, которую нам подарили его родители. Сумерки уплотнялись. До нового года оставалось восемь часов. Я собирала необходимые вещи, а Алан включил печку в салоне своего «Peugeot» и помогал мне. Когда всё было готово, мы сели в тёплую машину и поехали. Наша квартира находилась на последнем этаже шестнадцатиэтажки под номером 81.

Высотный дом вмещал всего один подъезд. Квартира оказалась обычной и просторной. Три комнаты, кухня и ванная с туалетом. Только две комнаты были заперты. А в третей, я нашла один мягкий кожаный диван и большое зеркало в чёрной деревянной раме. Диван и зеркало смотрели друг на друга. Я попросила Алана открыть остальные комнаты, но он отказался, сказав, что мне туда нельзя и не объяснил почему.

Дальше, мы, как обычно готовились к празднику. Собрали искусственную ель. Повесили на неё игрушки. Готовили стол, который перетащили с кухни. Зажигали свечи. Пили пунш и постоянно разговаривали.
Странным было то, что в полночь, кроме боя часов в коридоре, ничего не шумело. Ну, как это бывает в новый год? Галдят соседи, орёт музыка или стреляет фейерверк под окнами.

Я поглядела в окно. Улицы абсолютно чистые. Ни души. И темно. Алан потушил свет и в комнате. Ещё, он зачем-то укрыл зеркало одеялом. Я его спросила о причине. Он просто улыбнулся и промолчал в ответ.
Меня охватило дикое желание содрать одеяло. Кажется, Алан почувствовал его и у него на лице отразился испуг, переходящий в гнев. Он преградил мне путь. Но я вывернулась и вплотную приблизилась к зеркалу.

Тогда Алан упал на колени и умолял не трогать одеяло. Он дёргал меня за одну руку, а другой я потянула одеяло вниз. Оно повалилось, и я заметила на белой ткани красные капли. Алан крикнул «Не трогай! Не уходи!»

Одеяло лежало на полу. Комнату освещало множество свечей. С меня текла кровь, и я ощущала невыносимую боль, особенно в правой руке. Увидев своё отражение в зеркале, я взвизгнула от ужаса. Я была жирно-красной. Одежда вместе с кожей и мясом свисала, словно порезанные обои. Пальцы от правой руки валялись под ногами. Алан куда-то исчез. Я больше не могла это выносить и отключилась.

Когда я открыла глаза, то поняла, что нахожусь в реанимации. Я узнала от доктора, что Алан мёртв. Постепенно я всё вспомнила. Я собирала необходимые вещи, Алан включил печку в своём «Peugeot» и помогал мне.

На улице темнело, и крепкий мороз звенел в воздухе. Алан сначала посадил в машину меня, затем открыл дверь и уселся. Когда он захлопнул дверь, послышался треск. Время растянулось, и я наблюдала за тем, как лобовое стекло я дробиться на куски, частично превращается в песок и дождём летит на нас. Доктор сказал, что крупный скол повредил артерию на ноге Алана, и он быстро лишился крови. А мне обрубило пальцы. Не знаю, каким чудом не пострадали глаза.

Родители Алана сделали вывод, что та квартира мне просто привиделась, пока я была в отключке. Но его любопытный брат решил проверить существует ли подобный дом и квартира на самом деле. Я хорошо запомнила адрес и отправила туда парня. Он навестил меня на следующий день и поведал мне, что такой дом действительно есть, но 81 квартиры в нём не существует, потому что их всего 80″.

Я поверил Ване и поддержал мнение родителей Алана. Меня тоже заинтересовал дом с несуществующей 81-ой квартирой. Я взял адрес у девушки. В мои планы вошла экскурсия по единственному подъезду этой высотки после того, как меня выпишут.

Ближе к обеду на аллее стало тесновато, а стаи людей, особенно детей, тыкали пальцем на Ваню, демонстрируя невежество своих родителей. Я уже упоминал почему, и мы ушли в отделение.

В конце мая мой доктор решил, что я поправился, и отпустил меня домой. Я попрощался с Ваней и, пройдя через ворота, очутился на многолюдном тротуаре. Автобус доставил меня в нужный район. И вот он, мой родной дворик. Тут я вспомнил, что та высотка с несуществующей 81-ой квартирой стоит в пятистах метрах от моего подъезда.

Я подумал об этом перед самой дверью, доставая ключ из кармана. Я повернул голову налево, и шестнадцатиэтажка приветливо блеснула новенькими стёклами в лучах полуденного солнца. Ноги сами принесли меня к лифту. Я нажал на кнопку под номером 16 и кабина тронулась. На этаже было всего пять квартир с 75 по 80. Я повернул домой, но меня остановил женский голос. Обернувшись, я увидел женщину. Обычная женщина лет 30-ти. Спустя минуту я признал в ней ту медсестру, которая ставила мне капельницы и именно она разговаривала тогда с Ваней в кафе.

Внезапно моя голова закружилась, очень хотелось сесть на пол. Когда всё кончилось, я обнаружил себя в чужой квартире. Я лежал на диванчике, а возле меня на полу сидел паренёк, грустный такой. На вид ему лет 20-25. Он упёрся своими синими глазами в шнурок, который снял со своих кед и теребил в руках. В комнату заглянула медсестра, которую я встретил в подъезде. Я узнал, что её зовут Мария.

— Почему я в вашем доме?

Я не понимал, почему женщина не вызвала скорую, а притащила меня к себе.

— Ты сам пришёл также как и я. — Мария указала на парня и добавила: — И он.




— Где мы?

Я вспомнил, зачем шёл и вслух произнёс:

— Ещё скажите, что мы в 81-ой квартире.

Мария кивнула в знак согласия.

Я думал, что Ване просто примерещилась эта квартира. Она была помолвлена с Аланом, они собирались вместе встретить новый год, а потом жить. Её мозг не смог смириться с несчастным случаем и показал ей ложную, но счастливую жизнь. Правда, недолго.

— Но как это возможно?

Я поглядел на парня и меня осенило.

— Стало быть, это Алан?

Парень не обращал на меня внимание, а женщина повторно кивнула. Мария подвела меня к зеркалу в чёрной деревянной раме, и вместо своего отражения я увидел в нём двух мужчин с лопатами. Они закапывают большую яму. Я понял, что они хоронят моё тело. Чуть поодаль от копальщиков стоял всего лишь один человек, который пришёл проводить меня в последний путь. Это была Ваня. На ней почему-то сидела всё та же одежда, которую она носила в больнице. Копальщики доделали свою работу и, не замечая Ваню, покинули кладбище. Меня удивило, когда девушка оторвала взгляд от моего памятника и перевела его прямо на меня.

— Она меня может видеть? — Воскликнул я.

— Да, она такая же, как мы. — Отозвалась Мария.

— Она вскрыла себе швы после операции и скончалась. Ещё зимой. — Продолжила женщина.

— Как зимой? Я же с ней познакомился месяц назад!

Мария промолчала.

— Вы хотите сказать, что я общался с призраком?

— Именно. — Подтвердила женщина.

— Но её видел не только я! Люди постоянно косились на неё и вы разговаривали с ней! — Не знаю зачем, но я искал возражений. Наверно, забыл кто я.

— Я умерла в тот день, когда беседовала с Ваней в кафе. Я тогда не знала о ней ничего, потому что работала в больнице всего две недели. Я тоже приняла её за живую. А люди косились не на неё, а на тебя. Вообрази себе мужчину, который сидит в парке на скамейке, машет руками и обращается к пустому месту.

Последнее не нуждалось в комментарии. Я улыбнулся Ване, которая наблюдала за нами. Она ответила взаимной улыбкой.

— Почему она там, а мы здесь? — Не мог я сообразить.

— Мы здесь временно. Это место промежуточное между земной реальностью и тем миром, в который мы уйдём. Сначала уйду я, потом ты. А она пока не может попасть даже сюда. Ей не надо было убивать себя. Она обрекла себя на временное скитание.

— А он, почему ещё здесь? — Спросил я про Алана.

— Он ждёт свою невесту.

Ваня исчезла, и зеркало больше не показывало кладбище, а, как и полагается, отражало комнату. Я сел на кожаный диванчик и задумался в ожидании своего часа.

Автор: Дикая

Проголосуйте, пожалуйста, за историю, если она Вам понравилась:

Спасибо, что поддержали автора понравившейся Вам истории, нажав на иконку своей любимой соцсети. Если Вы знаете историю получше, обязательно присылайте ее нам (регистрация для этого не требуется).


Комментарии к страшной истории “Тромб оторвался”:

Пожалуйста, будьте вежливы, не ругайтесь.

  1. Сергей пишет:

    Неожиданный поворот сюжета в самом конце. Мужика беседующего с Ваней, а точнее, с ее призраком, прохожие принимали за шизофреника. И, как я понял, если бы Ваня не сдернула покрывало с зеркала, она бы так и умерла в машине. Возможно, так было бы лучше.
    История хорошая, как и всегда у Дикой.

  2. Агылузуды пишет:

    Грустная история.

  3. Софья пишет:

    Совсем не новогодняя история. В предпраздничные дни совсем не хочется думать о смерти и бренности нашей земной жизни, ведь Новый год— это всегда продолжение и возможность исправить какие-то ошибки. Жаль, что в истории нет даже тени надежды.
    Печально, но правдиво. Есть ошибки, которые невозможно исправить. Даже мысль об этом больно ранит, а приходится с этим жить.

  4. Vera v ludei пишет:

    Абсолютно согласна с Софьей.

  5. Ирина пишет:

    История конечно не Новогодняя, но очень захватывающая и непредсказуемая. Спасибо.

  6. Нюша пишет:

    История супер! Необычная.

  7. Лидия пишет:

    Замечательно мрачная история. Как раз под новогоднее настроение, в связи с ростом цен и тарифов, и обещанием сделать нашу жизнь еще «лучше»… +++++

  8. Йожык пишет:

    Замечательная история. Осталась надежда, что Алан дождется свою любимую и все у них будет хорошо, пускай даже и после смерти.

  9. незнакомка пишет:

    КАКОЙ ТО ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

  10. Напуганная пишет:

    Дикая, очень интересно написано!+++++

  11. maxon пишет:

    Он же умер, как он это написал.

  12. Сергей пишет:

    Maxon, читать надо внимательнее, уважаемый. Раздел «Художественные истории». Вам это о чем-нибудь говорит?

Пожалуйста, прокомментируйте историю (без регистрации):

* - обязательные для заполнения поля.

** - чтобы ваша аватарка отображалась в комментариях здесь и на других сайтах, необходимо зарегистрироваться на сайте gravatar.com, указав при этом тот же e-mail, который вы указываете перед добавлением комментария. Подробнее читайте здесь.

Самые новые публикации в категории Художественные рассказы:

Топ-10 самых читаемых страшилок на нашем сайте:

 

Ваша личная история может быть опубликована на нашем сайте уже сегодня! Присылайте свою страшилку (регистрироваться не нужно), рекомендуйте ее друзьям и обсуждайте любимый рассказ с его автором!