Все страшные истории > Другие истории > Необычная картина с осенним пейзажем

Необычная картина с осенним пейзажем

13.09.2015  Тема истории: Другие истории Просмотров: 2

призрак в осеннем парке

— Ты столько лет держал меня в заточении в этой клетке, в этой тюрьме, которую ты гордо называешь «нашим домом»! Это был не мой, это был только твой дом, твой и больше ничей! Ты заставлял меня целыми днями смотреть на твои картины, ты заставлял меня восхищаться ими, даже не спрашивая моего мнения, нравятся они мне или нет! Ты забрал у меня всех моих друзей и родных! Я ненавижу тебя и этот дом, я ненавижу твои картины!



Она кричала так неистово, что стены содрогались от ее голоса. Она была – сама ярость, сама злость, чистое воплощение дьявола. Он никогда не видел ее такой. Все эти 20 лет она была так тиха, мила и нежна, что Он даже не представлял себе, что такое может случиться. Откуда у нее взялась такая сила? Он поднял свои глаза и их взгляды встретились. Из ее глаз исходил какой-то нечеловеческий свет, что-то страшное и демоническое чувствовалось в нем. Этот свет… холодный серо-синий свет, такой яркий, словно тысячи молний одновременно пронзили этот дом.

— Я проклинаю тебя! Я проклинаю эту клетку и твои картины! Ты посадил меня в заточение, так окажись же ты сам в этом заточении! В таком заточении, которое не привидится даже в самом страшном сне! Ты жил среди картин и только своими картинами, ты хотел увековечить свое имя в этих картинах, так что ж, увековечь там себя, живи ты там вечно!

Она вскинула вверх свою красивую точеную руку с длинными ухоженными ногтями и указала пальцем на одну из его картин. Это был обычный осенний пейзаж, созданный им во время их совместной поездки во Францию. Он помнил, как старательно выписывал каждое деревце, каждый кустик на этой картине, как долго не получалось у него это хмурое озеро. И вот теперь она почему-то так странно кричит и говорит такие страшные вещи. А ведь раньше эта картина ей нравилась.

— Эта картина ужасна! Никто не осмелится купить ее, никто не захочет вешать на стену такое уродство! Это место – самое подходящее для тебя!

Он зажмурил свои глаза, не вынося больше этого ослепительного света, этого страшного пронзительного взгляда. Раздался страшный гром, это был самый настоящий раскат грома. Нет, множество раскатов. Откуда? Зима и гром? Этого не может быть! Вдруг он почувствовал жар и запах дыма. С трудом открыв глаза, он увидел, как пламя охватило Ее.

— Дай мне руку! Я помогу тебе! Я спасу тебя!

Он пытался дотянуться до Нее, но что-то с ним случилось, он не владел собой, будто какая-то сила не давала ему сделать шаг ей навстречу. Что-то его не пускало…

***
Двое молодых людей в обнимку шли по шумной парижской улице. Это была явно влюбленная парочка. Скорее всего, это были молодожены, которые только недавно вылезли из своей «берлоги» и решили прогуляться.

На вид ей было лет 25, красивые ровные белые волосы струились по ее плечам прямо до талии, такой тонкой, что ее хотелось обнять. Глаза ее напоминали темные вишни. Такое редкое сочетание – блондинка с темными глазами! Нос и губы были так правильно очерчены, что при большом желании невозможно было найти какой-либо изъян. Она была среднего роста, но так стройна, что казалась высокой.

Он на вид был лет на пять старше ее, но так же молод и красив и чем-то напоминал жгучего испанского мачо, только с голубыми глазами. Он был чуть ли не на голову выше ее, и когда они разговаривали, то он почти наклонял свое лицо к своей спутнице, и казалось, что он сейчас вот-вот ее поцелует.

— Мари, девочка моя, ты не устала? Может, домой?

— Да ты ненормальный! Мы трое суток из дома не выходили, а ты опять домой?

— Тебе наш дом не нравится?, – он лукаво и хитро улыбнулся, — Или я порядком тебе поднадоел?

— Господи, какой же ты несносный, Алекс! Ой! – Она уткнулась взглядом в витрину. – Посмотри, здесь есть картины. Картину! Хочу картину! Купи! – Она по-детски радостно захлопала в ладоши. – Зайдем в магазин, посмотрим, а вдруг что-нибудь выберем для нашей спальни? Стена перед кроватью совершенно пуста и она просто просится, чтобы на нее что-нибудь повесили. Ты доверяешь моему дизайнерскому таланту? Неужели я напрасно проработала 5 лет на нашей фирме?

— Нет, дорогая, не напрасно. Иначе бы я не выделил тебя среди других сотрудниц.

— Так ты выделил меня только из-за того, что я умная и старательная? Ах ты, рабовладелец! – И она, шутя, хлопнула его по руке.

Переступив порог салона, Алекс и Мари замерли. Никогда они не видели такой красоты. С виду совсем невзрачный, внутри салон поражал своей красотой и изысканностью. Стены, обшитые сусальным золотом, шикарно гармонировали с темно-бордовым бархатом кресел и диванов. По всему периметру зала были картины. Их было много, очень много, но они были развешаны и расставлены так, что взгляд не рассеивался из стороны в сторону, а поочередно останавливался на каждой картине, давая посетителю сосредоточиться на каждой из них в отдельности. Зал напоминал собой дворец 18-19 века, казалось, что сейчас вот-вот заиграет мазурка, и откуда-то выплывут красивые пары в шикарных бальных платьях и расшитых сюртуках.

Таким же необычным оказался и хозяин салона. Это был полный высокий господин лет пятидесяти. Выглядел он так, как будто сам только что сошел с картины художника 19 века. Аккуратно подстриженная черная бородка с сединой и такие же усы делали его вид еще более импозантным. Одет он был в черный фрак и черные брюки. Белая рубашка просто ослепляла своей белизной, подчеркивая и белизну его зубов. Что-то магическое было во взгляде этого господина.

— Чем могу служить, господа?

Алекс и Мари несколько растерялись.

— Мы шли мимо, увидели ваш салон и вывеску «Продается». Мы бы хотели посмотреть ваши картины, и, возможно, купить что-нибудь. – Алекс сделал небольшую паузу и добавил: — Если, конечно, это нам будет по карману.

Мари, уже слегка освоившись, стала рассматривать картины. Неожиданно ее взгляд просто воткнулся в одну из картин. Это была какая-то совсем странная, даже жуткая, картина. Вроде бы ничего особенного в ней не было: обычный осенний пейзаж, обычные деревья и кустарники, обычный человек где-то вдали, сидящий за большим деревом около хмурого озера. Словом, ничего необычного. Но все же эта картина как-то насторожила Мари. Она непонятно откуда услышала самый настоящий запах гнили – гнилых опавших листьев, гнилых сучьев, запах зацветшего озера и еще запах чего-то, что трудно было описать. Какой-то холод отдавал от этой картины, и девушка, не смотря на то, что в салоне было довольно уютно и тепло, даже почувствовала непонятный озноб.

— Алекс, подойди сюда. Какая странная картина!

На миг Мари даже забыла о существовании хозяина галереи. Все ее внимание было приковано к этому пейзажу.

— Милый, тебе не кажется, что эта картина не совсем обычна?

— Картина как картина. Что ты в ней нашла, глупышка? Идем же, здесь так много по-настоящему отличных произведений, а ты стоишь, словно прикованная, к этой куче гнилья.

— Ты тоже почувствовал? – У Мари пробежали мурашки по телу.

— Что почувствовал?

— Сырость. Запах гнили.

— Боже мой, девочка! Что с тобой? Ты в порядке? Какая еще сырость? Я так сказал, потому что на этой картине сплошь видны гнилые листья и это озеро… Словом, серая, тоскливая осень. Идем же!

Алекс почти силой оттащил Мари от этого полотна.

— Что, мадемуазель, вас так заинтересовало? – подключился к разговору хозяин салона. – Да, эта картина не совсем обычна. Вы это правильно подметили. Но необычна она ни тем, что на ней изображено. Необычна сама история этой картины, такая удивительная, что у многих и по сегодняшний день замирает сердце, когда они слышат о ней.

— Что за история? – Мари теперь не могла оторвать любопытного взгляда от хозяина галереи. – Расскажите мне о ней, пожалуйста, расскажите.

Алекс почувствовал легкое раздражение:

— Зачем тебе это надо знать? Мари, или смотри остальные картины и выбирай то, что тебе понравится… что нам понравится, или мы идем домой.

— Нет, милый, умоляю тебя, я уже не смогу отсюда уйти, пока не услышу эту историю. Господин… простите, мы и сами не представились и не знаем, как вас зовут…

— Джон. Джон Хаммер. Я являюсь владельцем этого заведения и его содержимого. Я давно коллекционирую картины и некоторые из них продаю. Но продаю их я не всем желающим, а лишь тем, кто на самом деле может почувствовать картину, ее жизнь. Вы, милая мадемуазель…

— Мари. Меня зовут Мари, а это мой муж Алекс.

— Очень приятно. Так вы, милая Мари, довольно тонкая особа, если сумели в этой картине рассмотреть что-то необычное. Я расскажу вам ее историю.

Когда-то, в конце 19 века, в Англии жил один довольно посредственный художник. Его фамилия вам сейчас ни о чем не скажет. Это был Гай Диккенс. Он был очень богат, его наследство исчислялось в несколько миллионов долларов и, благодаря своим покойным родителям, он мог позволить себе не работать, то есть не зарабатывать деньги, а заниматься тем, что ему было по душе. А по душе ему были картины. Он писал их и днем, и ночью. Писал для своего удовольствия, и дорожил каждой своей картиной так, что никогда никому не продал и не подарил ни одной. Когда Диккенсу перевалило за тридцать, он женился. Это даже удивительно, ведь Диккенс редко выходил в свет, не любил шумных компаний и почти не имел друзей. Говорят, что свою жену он встретил в лесу, во время верховой прогулки. Она гуляла по лесу и подвернула ногу. Это была юная семнадцатилетняя девушка из небогатой семьи. Диккенс полюбил ее с первого взгляда, они сыграли довольно скромную свадьбу и уединились в своем замке на берегу озера. Говорят, что они жили очень дружно, и им было хорошо вместе. К ним почти никогда не приезжали гости и не захаживали в дом соседи. Только они и прислуга из 10 человек.

И все. Они почти 20 лет жили вдвоем в тридцати комнатах! Но вот однажды что-то случилось. Что именно – неизвестно никому, свидетелей не осталось. Однажды зимней ночью, накануне Рождества, их дом загорелся. Пожар вспыхнул так быстро и с такой силой, что охватил в считанные секунды весь замок сразу. Сгорело все: сгорела вся прислуга, сгорела хозяйка дома, милая Мария-Тереза, сгорела вся мебель и все картины художника. Но тело самого Гая Диккенса так и не было найдено. Но самым удивительным было не это. Каким-то чудом уцелела одна картина! Этого просто не могло быть, это противоречит всем законам, но это так. Когда пожарные стали разгребать завалы, они обнаружили эту картину совершенной целой и невредимой. Невредимо оказалось и полотно, и рамка. Даже царапины на картине не было. Ученые осматривали эту картину, надеясь найти на ней какой-либо защитный слой неизвестного вещества, изучали состав красок и полотна, но все тщетно. Картина была самой обыкновенной, написана на самом обычном холщовом полотне маслом и обрамлена самой обычной деревянной рамкой в позолоте. Вот, милая Мари, и вся история этой картины.

— Мы благодарим вас, мсье Хаммер. История и вправду удивительная. Ну что, дорогая, пойдем домой или и дальше будем слушать жуткие истории? – Алекс заметно нервничал.

— Подожди, Алекс. Мсье Хаммер, а эта картина продается?

— Мари, ЭТА картина нам не нужна. Ты же сама сказала, что от нее веет сыростью. Неужели ты хочешь повесить ее в нашу спальню? Дорогая, прошу тебя, посмотри остальные картины и выбери себе по вкусу.

Мари несколько замешкалась, и уже было сделала шаг в сторону Алекса, как вдруг услышала или почти услышала какой-то голос:

— Подожди… Вернись…

Мари обернулась. Картина висела на месте. Алекс и Мсье Хаммер стояли в стороне от нее. Никого рядом больше не было.

— Простите, мсье Хаммер, пролепетала Мари, — Мы зайдем в другой раз. Алекс, я хочу домой, у меня разболелась голова.

— Вернись… Прошу, вернись…

Господи! Что это? Мари опять услышала эти звуки и, схватив Алекса за руку, не извинившись и не попрощавшись с хозяином, почти выскочила из салона, таща за собой мужа.

— Мари! Ты с ума сошла! Как ты себя ведешь? Да что, в конце концов, случилось?!

Алекс никогда не видел ее такой. Она стояла бледная, растерянная. Глаза ее были широко раскрыты, а ртом она хватала воздух так, словно ее кто-то душил.

— Алекс, я не знаю, что со мной. Мне послышался голос. Это был мужчина, он просил, чтобы я вернулась.

— Какой голос, откуда он исходил?

— Я не знаю… он исходил… это ужасно! Этого не может быть!

— Дорогая, успокойся. Это обстановка на тебя так подействовала. Сейчас мы придем домой, мы примем вместе с тобой горячую ванну, выпьем хорошего вина, я сам приготовлю ужин, и все будет отлично! Ты забудешь и этот салон, и этого господина, и эту злосчастную картину. Успокойся, любимая. – Алекс нежно обнял ее и поцеловал в губы. — Домой, милая, домой!

— Да, домой, и как можно скорее. Подальше от этого места.

***
Лежа в постели и видя, как спит ее Алекс, Мари думала о том, что произошло сегодня днем. Какие глупости! Сама себе нафантазировала черт знает что! Ну и дура! Опозорилась перед хозяином галереи, да и Алекс… Что он о ней подумает? Как хорошо, что он рядом! Мари протянула руку к бокалу красного вина. Хорошее вино, ее любимое. Глоток, еще глоток, Мари стала засыпать.

— Вернись… Прошу, вернись…

— Нет! – закричала Мари так, словно кто-то иголками пронзил ее тело.

Алекс спал. Он всегда спит так сильно, что можно начать военные действия, а он ничего и не услышит! Мари впервые как-то раздраженно посмотрела на мужа. Господи! Ну, почему он спит, когда мне так плохо! Что это за голос? Почему я его слышу, только я, и почему он зовет меня?

— Не вернусь! – с какой-то злостью неизвестно кому ответила Мари. – Что тебе надо? Кто ты?

— Прошу…

И голос пропал.

«Все, я, наверное, заболеваю. Нет, я схожу с ума… То, что я слышу, называется слуховыми галлюцинациями». Девушка протянула руку в сторону от кровати и зажгла бра. Свет слегка осветил комнату. Это была их спальня, спальня Мари и Алекса, которую они так бережно обустраивали. Там, напротив кровати, голая стена. Было бы неплохо что-то туда повесить… Но теперь Мари знала, что хочет, чтобы там висела только одна картина. И она знала, какая. Этот унылый осенний пейзаж не выходил у нее из головы.

«А этот голос… Может быть, картина и в самом деле имеет свою жизнь, свою душу и хочет, чтобы ее купили… Господи, какие глупости!» Мысли Мари путались. Откупорив еще одну бутылку вина, Мари налила себе полный бокал и залпом выпила. «Да, так можно и алкоголичкой стать», — теперь уже со смехом подумала она. – «Спать. Только спать…»

Утром, собираясь на работу в офис, Алекс удивленно посмотрел на пустую бутылку, стоявшую на полу возле их кровати.

— Эй, девочка моя, что это за ночной запой вчера случился? В одиночку! Ну, ты даешь! А где же я был? – Алекс засмеялся.

— Ты не представляешь, я не могла уснуть, в голову лезли всякие ужасные мысли, вот я так и решила расслабиться.

— А разве я тебя не расслабил? Неужели меня было не достаточно?

Мари надула губки.

— Ну все, не обижайся! Я тебя вылечу! Я не дам тебе спиться, – засмеялся он.— Собирайся скорей в офис, мы уже опаздываем. На улице, сама знаешь, какие пробки в это время.

Мари быстро привела себя в порядок, хотя глаза ее выглядели уставшими.

— Я готова! Поехали, дорогой.

Алекс и Мари сели в машину.

— Сегодня в обед у меня встреча с клиентом. Я выезжаю к нему на дом, он хочет заказать интерьер для своего зала, так что обедай сегодня без меня.

— Хорошо, милая. – Такое случалось довольно часто, и Алекс к этому уже привык. – Не волнуйся, работа есть работа. Выезжай к своему клиенту. Я надеюсь, что он не очень красив, то есть, нет, я надеюсь, что он уродлив и тебе совсем не захочется у него задержаться.

— Какой же ты вредный, Алекс! Нет уж! Он будет прекрасен и пригласит меня на обед, а может даже и на ужин!

— Пусть только посмеет! Я ему подберу тогда такой интерьер, что…

— Хватит! Подурачился и хватит! Мы уже почти подъезжаем к работе. Помни, там ты – серьезный руководитель!

Мари улыбнулась, быстро поцеловала в щеку Алекса и выпорхнула из машины. Настроение у нее было отличное, от вчерашнего дня не осталось и следа.

День прошел, как всегда, довольно насыщенно. Ближе к обеду, оговорив со своим клиентом встречу, Мари вышла из офиса в поисках такси. Как назло, все такси были заняты. Пропуская машину за машиной, она было уже собралась возвращаться в офис за ключами от машины Алекса, но тут какая-то машина резко затормозила.

— Мадемуазель Мари, какая встреча! Вы вчера так неожиданно убежали… Я могу подвезти вас? Вам куда?

Из машины показался тот самый импозантный господин из художественной галереи.

— Мсье Хаммер? Простите, очень вас прошу, мне так неловко за вчерашний день. Я и сама не знаю, что со мной произошло. – Мари села в машину. Это была очень дорогая машина. Очень дорогая. Мари никогда не ездила в такой. В салоне автомобиля пахло так дурманящее приятно, что ей захотелось откинуться на спинку кресла.

— Присаживайтесь, как вам удобно. Куда едем?

Мари назвала адрес.

— Так что решили с картиной? — Неожиданно спросил хозяин галереи.

— Я и сама не знаю. Я понимаю, что эта картина тронула чем-то меня, но она навевает какое-то странное состояние. То ли страх, то ли тревогу. Но все равно, это состояние мне непонятно и не совсем приятно.

— Так бывает, девочка моя, когда картина действительно трогает за душу. Это ваша картина. Она должна принадлежать вам. Вы тоже тронули меня за душу…

Мари удивленно посмотрела на него.

— Не бойтесь, я говорю не о том, что вы сейчас подумали. Меня тронуло ваше состояние, ваше видение этой картины. Такое бывает крайне редко. Я хочу сделать вам подарок. Назовите мне ваш адрес, и я пришлю ее сам.

— Но это невозможно!

— Глупости! Возможно все! Тем более что завтра я закрываю свой парижский салон и отбываю в Америку. Я там живу, там моя семья.

— Мсье Хаммер, я не могу принять от вас такой подарок. Во-первых, поймите меня правильно, мы с вами совершенно не знакомы, и во-вторых, это очень дорогой подарок. Эта картина вряд ли нам с Алексом по карману. И купить мы ее вряд ли сможем. Но подарок… Нет, это слишком дорого. Спасибо и … забудьте про эту картину. Увозите ее с собой.

— Подождите, Мари, не спешите с ответом. Скажите, когда вы хотели уйти, вас что-то остановило. Что? Что это было?

— Я не знаю, что вам ответить. Это как-то очень глупо… Хорошо, я скажу. Когда я собиралась уйти, я услышала какой-то голос. Как будто кто-то меня просил не уходить. Да, я знаю, что это глупо, но это так.

— Нет, Мари. Ничего глупого. Я же сказал вам, что это ВАША картина. Она должна принадлежать вам. Она никогда ни с кем не разговаривала. Ни со мной, ни с сотнями людей, которые ее видели. Все проходили мимо нее, и никто не задерживал на ней взгляда более чем на полминуты. Это ВАША картина. Дайте мне ваш адрес.

Джон Хаммер протянул Мари блокнот и ручку.

— Сегодня же картина будет у вас. И не думайте ни о чем, девочка. Это мой подарок вам. Вы редкая женщина, если ТАКАЯ картина захотела попасть в ВАШИ руки.

— Я не совсем вас понимаю…

Мари была явно растеряна. Она как-то скомкано поблагодарила Хаммера и вышла из машины.

***

Ранним утром в небольшой парижской квартирке Мари и Алекса раздался звонок. Молоденький паренек протянул Алексу огромный пакет прямоугольной формы и записку: «Дорогая Мари, примите в дар то, что должно принадлежать Вам! Джон Хаммер», — прочитал Алекс.

— Что это значит? Мари, объясни! Откуда у него наш адрес?

Мари стала сбивчиво рассказывать о случайной встрече с этим мсье, о том, как сама не зная почему, все же дала адрес.

— Ты вообще представляешь, сколько стоит эта картина? Почему он ее тебе подарил? Да и вообще, зачем она нам? Что с ней делать?

— Милый, прости… Мне самой неловко… Ну раз так получилось, давай повесим ее. Не выбрасывать же…

***
Вечером, при свете ночника, картина показалась Мари даже красивой, спокойной и немного трогательной. Осень приобрела золотистые краски, озеро уже не казалось таким серым и хмурым, каким она его увидела в первый раз. Мужчина, изображенный на дальнем плане за деревом, смотрел на нее печальным взглядом. Да, картина прекрасна! Не зря она задержалась в галерее перед ней!

Полночи Мари спала, как убитая. Около трех часов ночи Мари услышала какие-то непонятные звуки, похожие на шепот. Включив свет, она подошла к окну – может там, на улице, кто-то разговаривает? Нет. Мари направилась к кровати.

— Мария… Мария-Тереза… Я здесь. Подойди ко мне, Дай мне руку… Мария…

«Что это? Я схожу с ума?»

— Алекс, Алекс, да проснись же! — Чуть ли не в ухо мужу закричала она, — Проснись!

Будить его было бесполезно. Как всегда, он спал непробудным сном.

Мари подняла глаза на картину и оцепенела от ужаса: перед деревом стоял мужчина. Он СТОЯЛ и пристально смотрел на нее. Казалось, еще немного, и он выйдет из полотна. Выйдет и возьмет ее за руку. Мари выскочила из комнаты на кухню. Включив свет, она села у барной стойки. «Да что же это такое?! Неужели я и правда, схожу с ума?»

Утром Алекс не мог понять, что произошло с женой. Она была какой-то растерянной, разговор почти не поддерживала, на вопросы отвечала невпопад.

— Что с тобой? Ты не заболела?

— Нет, все хорошо, не волнуйся. Просто я очень плохо спала. Голова болит… — Мари посмотрела на картину. Изображенный на ней человек опять СИДЕЛ за деревом…

— Милая, оставайся сегодня дома. От тебя сегодня пользы на работе, как… сама знаешь. Отдохни, дорогая.

Алекс нежно поцеловал ее в губы и ушел.

«Почему я не рассказала все мужу?» — крутилось в голове Мари. – «Нет, нельзя, он мне не поверит. Он решит, что у меня шизофрения… Что делать?».

В спальню без Алекса Мари решила не заходить. Сидя в гостиной, Мари включила телевизор. Перещелкивая каналы, она поняла, что не может сосредоточиться ни на одной программе. Все ее мысли были о картине.

— Мария… Мария… Приди ко мне!

Девушка закрыла уши руками. Опять. Опять этот шепот!

Внезапно по всей квартире стал распространяться странный запах. Это был запах гнили. Запах старых опавших листьев, запах заросшего озера, запах болота.
Мари встала и тихо направилась в спальню. Запах шел именно оттуда. Приоткрыв дверь, на пороге комнаты она увидела странную лужу зеленоватого цвета.
«Ну вот, у меня уже и зрительные галлюцинации… Ведь этого не может быть! Все. Больше не могу оставаться одна. Сейчас же звоню подруге…».

***
С Натали Мари была знакомы очень давно, еще со времен школы. Они вместе учились вначале в школе, затем в колледже. Мать Натали умерла очень давно, девушка ее даже не помнила. Росла она с отцом, который в ней души не чаял. Отец Натали был владельцем нескольких автосалонов и, естественно, имел очень даже приличный капитал. Девушка несколько раз пыталась работать, но это все было «не ее», как она всегда утверждала. Вскоре Натали поняла, что работать «это вообще не ее» и благополучно начала заниматься только собой, любимой. Папочка не смел ей возражать и выдавал ей ровно столько денег, сколько она просила, даже не требуя отчета. Не смотря на все это, Натали была девушкой очень милой, отзывчивой и подруг выбирала не по деньгам, а «по душе». К Мари она относилась как к сестре, и когда та позвонила ей и взволнованным голосом стала нести какую-то чушь, Натали, не раздумывая, «бросила все дела», то есть не пошла к косметологу, и поехала к подруге.

— Ты это… ничего не употребляла… ну… типа… наркотики или что-нибудь в этом роде? – неловко спросила девушка.

— Как ты могла такое подумать! Вот теперь ты понимаешь, почему я не могу рассказать об этом даже Алексу! Ты, и то сомневаешься в моем рассказе!

— Нет-нет, успокойся, просто все это так странно… Мари, пойдем в спальню, и ты покажешь мне эту злосчастную картину, хотя мне и так уже как-то жутковато.

— Пойдем. Вместе рассмотрим ее внимательно.

Открыв дверь спальни, Натали стала подергивать носом. В спальне было очень сыро. На пороге была разлита какая-то вязкая вонючая жидкость грязно-зеленого цвета.

— Что это за гадость? И что у вас с отоплением? Сыро как-то…

— С отоплением у нас все в порядке! Ты поняла теперь, о чем я говорю? Это ОНА – КАРТИНА!

Натали, нервно посмеиваясь, подошла вплотную к пейзажу.

— Ничего особенного. И как ты могла на ней остановиться?

— Я и сама не знаю. И почему не отказалась в машине от подарка, тоже не знаю. Я вообще НИЧЕГО УЖЕ НЕ ЗНАЮ! А теперь посмотри на этого человека. Видишь? Он СИДИТ возле дерева и ЛИЦА ЕГО МЫ НЕ ВИДИМ! – почти прокричала Мари.

— Ну да, не видим. И что? Ночью, когда ты рассматривала картину, он точно стоял, и ты видела его лицо?

— Да. Я в этом уверена. И на руке у меня были капли воды, гнилой воды, когда я дотронулась до картины. Ты это понимаешь? – почти в истерике простонала Мари.

— Успокойся. Если ты не можешь ночью разбудить своего Алекса и боишься здесь спать, то мой тебе совет – убери сегодня же эту картину! Ну давай мы с тобой сейчас же ее снимем и… выкинем… или отдадим кому-нибудь… Избавься от нее!

— Я не могу.

— Почему?

— Не знаю…

— Не будь дурой! Я сама это сделаю!

Как только Натали дотянулась до картины и попыталась снять ее с крючка, у нее резко закружилась голова. По всей комнате еще больше разнесся запах гнили. Было такое чувство, что девушки сами стоят на берегу озера, которое вот-вот превратится в болото от изобилия гнилых зарослей. Запах был так силен, что вызывал рвотные позывы.

— Что это? – прокричала Натали. Этого не может быть! Чертова картина, все равно сниму ее! – И Натали резко дернула картину вниз.

В этот момент тяжелый металлический крючок отскочил и ударил девушку прямо в лоб, ударил с такой силой, что у Натали потемнело в глазах, и она на пару секунд потеряла сознание. Мари побежала к аптечке за нашатырным спиртом и полотенцем. Надо было как-то остановить кровь, которая струйкой сочилась из раны. Дрожащими руками Мари приложила полотенце ко лбу подруги и поднесла к ее носу нашатырь:

— Талочка, милая, скажи что-нибудь! Ну скажи, что ты жива, что с тобой все в порядке! Талочка, очнись!

Натали тяжело открыла глаза.

— Мари, эта картина… Она не хотела, чтобы я ее срывала. Что это, Мари?

Натали присела, облокотившись о стенку. У ее ног лежала картина.

— Мари… Посмотри, Мари… — почти шепотом произнесла она.

Девушки нависли над полотном. Картина поменяла свой цвет. Она была намного темнее, чем в тот момент, когда висела на стене. Она была почти черная, зеленые и грязно-желтые цвета в ней просматривались с трудом. ПЕРЕД ДЕРЕВОМ СТОЯЛ человек, лицо его пристально смотрело на девушек. Это было очень страшное лицо. В нем было столько муки, столько ужаса, горя и озлобленности одновременно, что девушки на миг замерли, словно загипнотизированные.

— Он смотрит на нас… — прошептала Натали.

Мари осторожно взяла картину в руки и прислонила к стене. Мужчина по-прежнему смотрел на них. По комнате пронеслась струя холодного воздуха. Прямо c полотна на пол стала вытекать какая-то мутная зеленая жижа, похожая на болотную воду и тину, тот участок стены, на котором висела картина, приобрел зелено-серый цвет, со стены свисало что-то, напоминающее водоросли…

Подруги пулей вылетели из квартиры. Стоя на улице перед домом, девушки пытались осознать, что с ними произошло, но мысли их путались.

— Позвони Алексу. Надо ему все рассказать. Все-все.

— Нет… Не знаю.. Он слишком реалистичен и трезв. Он никогда в это не поверит. Он, как и ты, также подумает, что мы что-то принимали. Когда он придет с работы, я попрошу его вынести эту картину. Она уже не на крючке и не сможет принести нам вреда.

— Мари, прошу тебя, не делай этого. Я чувствовала силу этой картины. Это она сделала так, чтобы крючок меня ударил. Мне кажется, что он мог бы меня и убить, если бы я в этот момент повернула голову в твою сторону. Да, он бы убил меня, попав прямо в висок. Господи! Это какая-то чертовщина!

***
Алекс вошел в дом вместе с женой. Натали они посадили в такси и отправили домой – она ни за что не решалась больше заходить в их ужасный дом. В голове Алекса не укладывалось, как такое могло произойти, что за ерунду девушки навыдумывали!

Войдя в спальню, он оцепенел: почти весь пол был залит какой-то грязной зловонной жижей, стена напротив их кровати покрылась мокрым мхом, кровать имела такой вид, как-будто ее вымочили в болоте, ее деревянные части подавали первые признаки гниения… Запах гниения был повсюду… Взгляд Алекса остановился на картине… Прямо на краю картины СТОЯЛ человек и смотрел на него глазами, полными ужаса и ненависти. Что это? Алекс был уверен, что когда они картину покупали, человек СИДЕЛ за большим деревом! Мало того, он был раньше почти не виден!

— Все, хватит с нас этой чертовщины! Мари, в спальню не заходить! Я эту картину выброшу. Прямо сейчас! Я за пакетом, утрамбую ее туда и спалю к чертовой матери!

***
Мари тихо сидела на кухне, не в силах больше ни о чем думать.

— Мария-Тереза…. Мария… Милая.. Иди ко мне… Мне так плохо без тебя…

Что это? Мари опять услышала этот голос.

— Мария…

Словно загипнотизированная, девушка медленными шагами пошла в сторону спальни.

— Мария-Тереза.. Дай мне свою руку, я так люблю тебя…

Голова Мари закружилась, перед глазами все поплыло:

— Гай? Гай… Я иду к тебе…

Раздался страшный гром. В одну секунду пламя охватило всю квартиру…

***
В 2010 году в Париже, в одной из частных картинных галерей, была выставлена картина, которую посетители как-то странно обходили стороной. На ней был изображен хмурый осенний пейзаж – на березу темного озера, возле огромного дерева, сидели два человека – мужчина с какой-то странной улыбкой, это была даже не улыбка, а, скорее всего, злорадостный оскал, и женщина, в глазах которой читались безысходность и отчаяние…

— А теперь обратите внимание на эту картину, — сказал посетителям хозяин галереи, полный высокий господин импозантного вида с аккуратно подстриженной черной бородкой и усами. – Эта картина не совсем обычна. Но необычна она ни тем, что на ней изображено. Необычна сама история этой картины…

Автор: Мамина дочка

Вредно ли носить силиконовый бюстгальтер? Ответ на этот и другие популярные вопросы, связанные с этой пикантной деталью дамского туалета вы найдете в статей под ссылкой на сайте womansay.net.

Проголосуйте, пожалуйста, за историю, если она Вам понравилась:

Спасибо, что поддержали автора понравившейся Вам истории, нажав на иконку своей любимой соцсети. Если Вы знаете историю получше, обязательно присылайте ее нам (регистрация для этого не требуется).


Комментарии к страшной истории “Необычная картина с осенним пейзажем”:

Пожалуйста, будьте вежливы, не ругайтесь.

  1. Лидия пишет:

    Да уж… В любом случае, картины — не просто предметы интерьера. В них заключена душа художника.+

  2. Сергей пишет:

    Этот хозяин галереи сам какой-то нечистый, он будто подсылает эту картину людям.

  3. Сергей пишет:

    А сам рассказ очень интересный и не банальный.

  4. Мамина дочка пишет:

    Спасибо за отзывы! Да,хозяин от Сатаны.

  5. IRILLA пишет:

    ну, черт возьми! лучший художественный рассказ! почти стивен кинг. и может потягаться с темной водой! молодец! умничка! я в восхищении!

  6. Мамина дочка пишет:

    IRILLA, спасибо! До Кинга,как до звезд, но приятно!

  7. Веллена пишет:

    Выходит, что это месть бывшего любящего. Жизнь- сложная штука. Аж сердце заболело, так грустно.

  8. Мамина дочка пишет:

    Да,Веллена. Все это время он ждал ее. И когда она реинкарнировала в другом теле, он призвал на помощь Сатану — мсье Хаммера- и забрал ее. Печально…

Пожалуйста, прокомментируйте историю (без регистрации):

* - обязательные для заполнения поля.

** - чтобы ваша аватарка отображалась в комментариях здесь и на других сайтах, необходимо зарегистрироваться на сайте gravatar.com, указав при этом тот же e-mail, который вы указываете перед добавлением комментария. Подробнее читайте здесь.

Самые новые публикации в категории Другие истории:

Топ-10 самых читаемых страшилок на нашем сайте:

 

Ваша личная история может быть опубликована на нашем сайте уже сегодня! Присылайте свою страшилку (регистрироваться не нужно), рекомендуйте ее друзьям и обсуждайте любимый рассказ с его автором!