Все страшные истории > Художественные рассказы > Лунный свет

Лунный свет

13.02.2015  Тема истории: Художественные рассказы Просмотров: 2

луна на фоне города

Тогда я был совсем молод, я не видел ничего дальше собственного города и ничего ниже собственного достоинства. Я верил, что все еще придет ко мне, поэтому беззаботно прожигал жизнь в местных барах, клубах и борделях. Я ни о чем не мечтал, никому не верил, а смысл жизни для меня заканчивался в очередном допитом бокале пива. Что ж, думаю, вы сможете понять меня, ведь это очень распространенный образ — бродяга, бунтарь, упрямый алкаш и грязный слизняк, в глазах которого вечно играл огонек страсти, которому удалось погаснуть лишь раз, когда я получил бессмертие.



Это был очередной запойно-тусовочный вечер, который я собирался провести в компании местной девушки, со слишком уж ярко разукрашенным лицом и игривой походкой, заставляющей оборачиваться всех прохожих, посетителей бара и даже ее университетских преподов. Она мне нравилась, да, определенно нравилась. Я находил ее достаточно симпатичной, чтобы провести с ней ночь, и не слишком порядочной, чтобы просить чего-то большего.

Мы долго гуляли, шатаясь от одного дерева к другому, запрокидывая руки друг к другу на плечи и смеясь над очередной пошлой шуткой, выпущенной вместе с облаком сигаретного дыма. Тогда я чувствовал себя достаточно пьяным, чтобы забыть о всем и поддаться этому пьянящему чувству распущенности и беспечной молодости. Чертовски круто ощущать, что можешь не сдерживать себя, может распахнуть все потаенные двери своей души и так же непринужденно болтать о своих ночных приключениях, как будто обсуждая покупку хлеба или починку старого велосипеда. Ей нравилось, этим она мне и нравилась.

Мы шли и шли, все дальше убегая от постоянных ссор, от слепящих огней огромных городских фонарей и прячась где-то за почти завалившимся от постоянных визитов забором, у большого здания из заплесневелых рассыпающихся кирпичей. Старая стройка закончилась, и никто уже не захотел ее возобновлять, правительство сочло это неуместным. Мы с предвкушением чего-то необузданного и дикого ворвались туда, где когда-то были лишь кирпичи, бетон и пыль, а сейчас и этого не было. Разворовали.

Прокричав убойные фразочки, мигом отразившееся в бездонном лабиринте комнат, мы направились прямиком в дальнюю из них. Чтобы уединиться, словно беглые преступники, и на время скрыться от полиции, от города, от мира.

Каждая секунда отбивала четкий ритм у меня в голове, будто вышагивали в ряд сотни маленьких солдатиков, и каждый умудрялся бить о стенки моей головы маленьким обрезом, отбивая яростный, дикий марш. Все тряслось, руки, стены, воспоминания. Все было будто в тумане, но наяву, я четко видел каждое движение, каждый взгляд.

Сегодня был особенно яркий вечер. Светила луна, прорывая завесу пыли на окнах, и не было слышно ничего, кроме учащенного биения обрезов и шагов невесомой солдатской армии. Все было прекрасно, более чем прекрасно, волшебно. Ее окутывал мрак, с легкими, воздушными бликами луны, а я был ослеплен этим невероятно ярким светом из окна и украдкой старался рассмотреть в темноте поднявшиеся в воздух пылинки. Возможно, именно сейчас я понял, что ничего больше не существует, кроме этой комнаты и этой девушки, и этого лунного света.

Но внезапно мои видения оборвались. Оборвали столь внезапно и быстро, что ни я, ни она ничего не поняли. И я почувствовал окутавшую меня волну ненависти. Ненависти к ней, ко всему, что происходит. Я был в ярости от своей жизни, от того, что я делаю здесь, на грязном полу в этой миром забытой комнате. Внезапно я совершенно четко осознал, что хочу разрушить ее, до мельчайших кирпичиков. И только лунный свет бил мне в глаза, все больше наполняя их светом возрождающегося гнева.

И тишину нарушил душераздирающий крик, прорывавшийся сквозь полотно пыли в воздухе. Она кричала. Внезапно отпрыгнув от меня и вжавшись в угол комнаты, она обнимала коленки и качалась из стороны в сторону, не спуская ошеломленных глаз с меня, полуголого и не менее ошарашенного ситуацией. Тишину нарушали лишь ее приглушенные всхлипывания.

— Отойди от меня! – Вскрикнула она и встала на ноги, не желая отходить от стены.

— Да что с тобой? Это же я, иди сюда, не бойся, – сказал я, ухмыляясь и покачивая головой в такт гулко отзывающемуся сердцу.

Где-то там, в недрах моей изодранной души все еще бились мысли о том, что я спятил и творю что-то невообразимое. Но все они гасли и исчезали, как только в моей голове плыли кровожадные картины расправы над этой дрянью.

— Хватит! Хватит! Я не понимаю, что ты говоришь! Уйди! – Из ее глаз текли слезы, но она не переставала размахивать руками и испуганно вздрагивать.

— Ты не узнаешь меня? – Прошептал я сквозь зубы, не спуская глаз с жертвы.

— Прекрати! Отпусти меня, я же ничего не сделала.

«А могла бы», — подумал я и сделал попытку подойти к ней. В ответ мне вылетели ужасные фразы, которых я, пожалуй, никогда от девушки не слышал. И я остался на месте, продолжая ухмыляться и сжимать поочередно кулаки.

— Не подходи!

Она медленными шагами по стене направилась к двери. Я был не против и с замиранием сердца ждал, когда она выйдет. Нервно покусывая губы, по стенке она добралась до коридора, открыла дверь и исчезла в полутьме. Только легкие, ускоренные шаги раздавались в тишине заброшенного дома.

И тут я почувствовал, как моей головой овладевали мысли совершенного психа. Картины убийства, жестокости и насилия стояли у меня в глазах. Я отчетливо видел все, как в перемотанном фильме, все крутилось назад, и я убивал ее. Выдирал ей волосы. Она кричала, и постепенно ее крик затихал в дальней стороне комнаты. Там, в пыли и темноте. Где никто не увидит ее пустых глазниц, где никто не заметит ее разорванной шеи. Но она ушла.

Меня резко дернуло, я опустился на колени и глубоко царапал старый деревянный пол. А потом я упал. И слышал лишь шепот ветра, за глубокой завесой лунного света.

* * *
На следующий день события прошедшего вечера как будто вырезали из моей памяти. «Может, я оборотень?» – Думал я, на следующий день направляясь в сторону ее дома. — «Луна ведь действует на них как-то странно. Тут, как ни говори, совпадения есть. Но если я оборотень, то, скорее всего, заметил бы шерсть, клыки, огромные когти, нет, все не так. Да и что вообще за бред, оборотни – это все сказки сбрендивших сценаристов. Нужно с ней поговорить, может, ее слова разбудят во мне хоть немного отрывков вчерашнего дня».

Я постоял немного в дверях, выбирая между двумя желаниями. Сбежать и навсегда обо всем забыть или стоять здесь, на пороге дома той, которая боится меня, словно смерти. Выбора не было.

— Привет.

— Что ты здесь делаешь? – Она была сонной, с огромными кругами под глазами и опухшим от слез лицом. В эту ночь она спала чрезвычайно мало. Увидев меня на пороге, ее лицо резко приняло выражение испуга и искреннего страха. Голос стал резким, грубым, пугающе грубым. Она попыталась закрыть дверь, но я удержал ее.

— Я не причиню тебе вреда. Позволь войти.

Как ни странно, она послушно отошла от двери и впустила меня внутрь. Я прошел в гостиную, где были разбросаны вещи разных видов и сортов. Комната выглядела неопрятно-омерзительной. Пахло сигаретами и перегаром.

— Что тебе надо, говори и убирайся.

Она стояла в дверном проеме, скрестив руки на груди. В одном шелковом халате. Уже сейчас, при свете солнца и не затуманенного алкоголем разума я понял, насколько она противна. Эти взъерошенные волосы, дряблое лицо, изрезанное маленькими морщинами, несмытая штукатурка на лице, которая очень мешала понять, как же она выглядит на самом деле.

— Мне нужно знать лишь одно. Что произошло вчера? Что ты помнишь?

Она молчала. Глаза ее внимательно, даже слишком внимательно изучали каждый сантиметр моего лица. И в то же время выражали беспокойство и желание быть где угодно, но не здесь и не сейчас. Это меня раздражало, сильно раздражало, как будто водишь бочонком с медом перед мордой голодного медведя. Я не вытерпел.

— Ответь! – Резким движением я встал и прижал ее к стене, она даже не пискнула, и продолжала буравить меня взглядом наглых и испуганных глаз. — Что ты увидела?

— Я скажу тебе что, и ты уберешься отсюда, навсегда, понял?

Я отпустил ее. Но не спускал взгляда с непостижимо уродливых губ. Покрытых вязкой, ядовито-красной помадой.

— Это произошло быстро. Я и сама не поняла как. Просто вот это был ты, а сейчас уже нет. Будто… будто ты… превратился. Я… я видела твои глаза, как звериные. Я думала, ты убьешь меня. Это было ужасно… — Ее передернуло при мысли об этом, но она тут же вернулась к рассказу, уловив мой угрожающий взгляд. – Ты начал что-то шептать, неразборчиво, нечетко. Но очень уж яростно. В глазах будто горел огонь, уничтожающее пламя. Ужасно. Потом внезапно, ты… ты…

— Что я?

— Ты выгнулся так, словно сломал позвоночник. Тебя перекинуло назад, как тряпичную куклу. Мне казалось, ты ничего не чувствовал. Тебе это… нравилось… ты улыбался. Но эта вовсе не была веселая улыбка… Ты кричал. Я помню, как ты кричал и царапал себе грудь. Помню… Ты тянулся ко мне… Это невыносимо. Хватит! Убирайся отсюда!

Она оторвала взгляд от точки на ковре, на которую все это время смотрела, и вытолкала меня за дверь. «Что происходит, — думал я, — как это возможно, что еще за чушь?». Уже стемнело. Весь день я приходил в себя после случившегося. Весь день я недоумевал, что произошло, почему и как. Но так ни к чему и не пришел.

Ноги сами привели меня в бар. После нескольких кружек бодрящего и одновременно успокающего пойла, в мою голову взбрела идея посетить место моего так называемого триумфа.

Путаным шагом я шел туда. К старой развалине, к недостроенному дому. К дому, к которому меня тянуло. Тянуло чем-то очень сильным и необузданным. Может быть, ромом, а может, еще чем. Но я шел туда, будучи уверенным в том, что обязательно найду ответы на все свои вопросы.

И вот я снова в этой комнате. Покачиваясь и матерясь, кашляя от поднятой вокруг пыли, я с грохотом лег на пол и уставился на освещающий все вокруг лунное сияние. Это очень завораживало и притягивало. Я снова почувствовал это чувство. Это странное, манящее чувство. Я не знал, к чему оно меня манит и зачем, да и в тот момент это мало меня волновало. Я просто лежал и наслаждался тишиной и дурманом выпитого за этот вечер алкоголя. Меня охватило приятное ощущение блаженства, какое бывает во времена лучшей жизни. Когда вас уже ничто не волнует, не тревожит, не пугает. Вы хотите лишь лежать здесь и наслаждаться крохотным местом во вселенной, уготованным для вас судьбой.

Этот лунный свет, он кажется таким теплым, родным, приятным. Мне хотелось его потрогать, ощутить на себе, почувствовать его внутри. И как будто кто-то услышал мои мысли, я увидел, как ко мне приближался тонкий луч, сверкающий и словно волшебный. Хотя, чего уж говорить, он и был волшебным. Окутывая меня тонкой лентой, водоворотом искр оно устремился сквозь меня. И именно в этот момент я почувствовал прилив сил. Как насыщение из таинственного источника. Я пил из него, не касаясь губами, но я чувствовал, как оно наполняло меня до краев. Возможно, сейчас я мог бы свернуть из полосы дороги самолет и запустить его с высоких гор, была бы у меня такая возможность. Я поддался ему, растворился в нем. И так и не понял, как звезды покинули небесную палитру, исчезнув и уступив место солнцу.

Проснулся от чего-то, щекочущего нос, и чихнул от скопления пыли. Сколько я здесь пролежал? На этот раз я помнил. Помнил все. Хоть тогда я и был пьян, и возможно, что все это было сном, но что-то сильное, уверенное в реальности случившегося крепло во мне с каждым прожитым часом.

Потом я приходил туда снова. И снова. Я был заражен этим домом, этой комнатой, этим лунным светом. И каждая ночь была поистине разнообразной. В один день я лежал и смотрел в потолок, молча, ничего не делая. Но мне было хорошо, чертовски хорошо. В другой я бился головой об стену от внезапно острого чувства отчаянья. Это было ужасно, я долбил головой стену, словно хотел выбить все страдания из и так порядком пострадавшей головы. В итоге, выбил себе сотрясение и изрядно измазал кровью бетонную стену.

Но все-таки ночи в этом старом доме дали мне понять, что свет, идущий из окна, усиливает любые эмоции, любые чувства, которые в вас сейчас находятся. Даже если вы пытаетесь их спрятать. Лунный свет не обманешь. Он выуживает из вас, как за веревочки, самые сокровенные тайны, то что вы бережете и прячете, то, что вы стараетесь никогда и никому не показывать, и просто то, что играет в вас ежедневно. Радость, счастье, боль, стыд, ненависть, отчаянье, ярость, надменность. Все эти чувства я испытывал по много раз, все возвращаясь и возвращаясь на то место, где творилось, какое бы оно ни было, чудо.

Я не мог этого не делать. Ноги сами несли меня туда, каждый божий вечер. Я не появлялся дома уже месяц, уже и забыл, каково это — спать на мягкой, удобной постели.

Я медленно сходил с ума. Днем мне мерещились люди, которых я втайне ночами убивал, насиловал, мучил, насмехался над ними, а потом сидел и мило беседовал с их окоченевшими трупами о наступающей засухе и малой урожайности полей. Я не мог смотреть в глаза людей, которых когда-то любил и уважал, сейчас они были всего лишь мусором, расходным материалом для моих мысленных экспериментов. Это становилось невыносимо. И я знал, что еще немного и все то, что я вижу ночами, перенесется в реальность и превратит меня или в психа, или в серийного маньяка. Выбирать не приходилось.

***
Однажды ночью, по своему обычаю, приходя туда, где уже не было ни единой пылинки от моих визитов, где правил разум внеземной, невесомый и чрезвычайно могущественный, где напряженный до предела воздух разрывал лишь тонкий луч лунного света, я знал, что сегодня все будет иначе.

И вот я лег на пол, молча уставился в потолок, без единой эмоции. Мое лицо спокойно, словно ночной воздух за окном. Сегодня была на удивление тихая погода. И я изо всех сил пытался ей подражать.

«Ну давай. Чего ты ждешь?» — Думал я, мысленно разговаривая с тем, что слышало меня. Но не могло ответить так, чтобы я понял. — «Давай, я хочу этого. Усиливай мои желания. Причини мне боль. Дай мне понять, что я ничтожество, обрадуй меня, подари мне тепло и ласку, заставь меня плакать и смеяться одновременно, ведь ты этого хочешь, да?».

Ничего не происходило. Я молчал. Впервые я лежал в этой комнате и ничего не чувствовал. Все кончилось. Закончились все мои чувства. Испарились, словно вода выкипела из чайника. Был похож на манекен. Такие используют, чтобы сравнить себя с бездушной куклой и увидеть, насколько ты великолепен по сравнению с ней. Она – всего лишь оболочка, внутри которой воздух да и только. Она не может думать, не может говорить, не может понимать. Она всего лишь оболочка. Но вот только ничто уже не способно ее заполнить.

Раздался громкий оглушительный хлопок. Вспышка света озарила комнату. Словно небольшая бомба взорвалась перед моими глазами. Прямо передо мной. Но я не бежал. Незачем было бежать. Незачем было спасаться. Незачем было чувствовать. Уже незачем. Я умер.

Автор: Победитель по жизни

Если у вас выдалось несколько свободных вечеров, можно посмотреть 3 сезон сериала Викинги на сайте vikingstv.net.

Проголосуйте, пожалуйста, за историю, если она Вам понравилась:

Спасибо, что поддержали автора понравившейся Вам истории, нажав на иконку своей любимой соцсети. Если Вы знаете историю получше, обязательно присылайте ее нам (регистрация для этого не требуется).


Комментарии к страшной истории “Лунный свет”:

Пожалуйста, будьте вежливы, не ругайтесь.

  1. Лидия пишет:

    Жуть.

  2. Бланш пишет:

    Написано очень талантливо, у автора живое воображение и хороший язык. Но цель этого рассказа непонятна.

  3. надежда пишет:

    Психически больной человек, необходимо долгое принудительное лечение.

  4. Siberia пишет:

    Согласна с Бланш.

Пожалуйста, прокомментируйте историю (без регистрации):

* - обязательные для заполнения поля.

** - чтобы ваша аватарка отображалась в комментариях здесь и на других сайтах, необходимо зарегистрироваться на сайте gravatar.com, указав при этом тот же e-mail, который вы указываете перед добавлением комментария. Подробнее читайте здесь.

Самые новые публикации в категории Художественные рассказы:

Топ-10 самых читаемых страшилок на нашем сайте:

 

Ваша личная история может быть опубликована на нашем сайте уже сегодня! Присылайте свою страшилку (регистрироваться не нужно), рекомендуйте ее друзьям и обсуждайте любимый рассказ с его автором!